Category: животные

being_alex

Выбор "любимого" дела

Что вы вызвались бы делать добровольно? Только потому, что любите это. Какая деятельность доставляет вам больше всего удовольствия, наполняет энергией и приносит удовлетворение? Что заставляет вас забывать о времени, решать задачи почти без усилий, а решив их, оставаться таким же энергичным как вначале? На какую тему при встрече с друзьями вы можете говорить, и говорить, и говорить, пока они не начнут закатывать глаза?


Подобные тексты я читал лет 5 назад и думал, что где-то здесь зарыта панацея в отношении поиска любимого дела. В реальности всё оказалось гораздо сложнее

Во-первых, никакого такого одного единственного любимого дела просто не существует. По крайней мере в моём случае, да и в большинстве других я думаю тоже. Их много. И они имеют оттенки и особенности. Безусловно, в целом это завязано на склонности, особенности темперамента, личности, культурный, интеллектуальный бэкграунд и т.д.

Во-вторых, всё это динамично меняется, в моём случае опять же — весьма динамично. То, что сегодня «добровольно» и «забывать о времени», через 2 месяца — «ну, в принципе можно» и «вообще, я это умею, да». То есть в любом деле нужно развиваться. Нет развития — и к «делу» интерес тоже пропадает. При этом развиваться именно в этом, казавшемся любимом деле, может совершенно не хотеться. Не потому что лень, а просто расхотелось. Бывает.

В-третьих (связано со вторым), есть волны интенсивности желания чего-либо. Короткие — минуты-часы, средние — недели-месяцы, и длинные — месяцы-годы. Даже на одно и то же условно интересное занятие. И тут может влиять вообще множество факторов. Настроение, уровень энергии, интересность конкретного проекта в рамках «дела», люди вокруг, количество CO2 и вообще рабочая обстановка и проч. и проч.

В-четвертых, существует огромное количество дел, распознать которые рефлексируя как «любимые» просто невозможно. В силу отсутствия должного опыта (прелесть некоторых дел раскрывается, только если в них достаточно прокачаться) или вообще возможности, ну типа, пасти китов или руководить крупной компанией. Отсюда — только практика, только хардкор. Пробовать, и оценивать вкус и послевкусие, ну, типа, как оно. Вот этот аспект интересен, а этот не очень. А этот супервау, но через 2 недели — да ничего особенного. А если добавить немного вызовов? А посложнее? Это увлекательный, иногда мучительный, почти непрерывный творческий процесс: разбираться в своих интересах и желаниях. Причем как на абстрактном уровне, типа «люблю конструировать схемы, вроде бы», так и на чисто практическом, что гораздо интереснее. Вот N предлагает пойти в компанию Х, заниматься Y. Это может быть хорошим предложением для того чтобы понять, нравится ли мне Z или все-таки A.

В-пятых, на общий интерес к какому-то делу могут оказывать сильнейшее влияние не связанные с собственно делом факторы, такие как интерес к самой задаче, соответствие ценностям или ощущению текущего момента, крутой и вдохновляющий человек, занимающийся этим делом. Иными словами, желания заниматься Y, может быть подменено желанием быть ближе и питаться энергией N. Например.

В-шестых, на всё это накладываются личные обстоятельства (нужны деньги и срочно, рождаются дети/внуки, болеют родственники и т.д. и т.п.) и разнообразные страхи, предрассудки и давление окружающих.

В общем, тот ещё серфинг получается. Такое раскручивание нити Ариадны, где в процессе перс прокачивается, и может начать тянуть ниточку быстрее и ловчее. Только вот не факт, что у неё есть какой-то конец. Скорее, разматывание ниточки становится просто еще одним скиллом в процессе этого увлекательного танца под названием «индивидуальная жизнь».
being_alex

(no subject)

Написал мне тут с утра друг: «Сегодня купил книгу – „свобода воли“, в которой автор пишет то что я давно подозревал – что свободы воли нет».

И я решил ответить. Коряво, конечно, не так как в былые времена, когда я плавал в теме, как рыба в воде, но не ответить я не мог) И вот что получилось:

Вопрос свободы воли имхо не так прост. Кто-то говорит, что свободы воли нет, кто-то говорит, что она есть. Разница в трактовках связана с принадлежностью той или иной традиции, личными особенностями излагающего и уровнем, с которого рассматривается проблема. Если говорить о разнице между человеком и кошкой, например, то очевидно, что у кошки уровень автоматизма выше и он у неё абсолютен. Человек в сравнении с кошкой явно не автоматичен, любой свой автоматизм он может хакнуть: отменить или не делать что-то, или наоборот взять и сделать, кого не хочется. Кошка на это не способна. Что это, как не свобода воли?

На отсутствие свободы воли обычно напирают представители нео-адвайтистских течений. И прикол в том, что эта система внутренне непротиворечива и неопровергаема. Т.е. всегда можно сказать, что с какого-то высшего уровня, все наши поступки были предрешены и детерминированы, даже можно сказать, что с точки зрения биохимии мозга всё было предрешено и детерминировано, и опровергнуть это невозможно. Подобные концепции приносят успокоение и дают расслабление. Но как правило это приходят на время, а дальше это становится триггером для самопотакания и избегания применения каких бы то ни было усилий, что определенно не есть гуд. А начиналось всё так красиво и позитивно.

Поэтому с практической точки зрения гораздо лучше думать, что свобода воли есть. И как говорится - по вере вашей воздастся вам. Именно свобода воли позволяет всё взять и изменить, а не уходить в дебри того, что это глобальный план реальности и всё так и было задумано. Даже если и так, это не снимает с человека ответственности за его действия и за его возможности.

И в качестве эпилога то, что говорил об этом Олег Бахтияров:
«Спор о наличии или отсутствии свободной воли - это не метафизический спор, а спор между двумя типами сознательных существ: тех, у кого свободная воля пробуждена (и для них наличие свободной воли - непреложный и очевидный факт), и тех, у кого опыта переживания свободной воли просто нет».
being_alex

Апофеоз беспочвенности

Переношу старые заметки в Evernote. Нашел статейку для кафедры философии, которую писал в 2007 году. Статья была потом жестко "кастрирована и дополнена" научруком, превратившись в нечто бесформенно-философское с многочисленными курсивами и потугами на великий смысл и Подлинность © (да простит меня Татьяна Геннадьевна!), а главное, совершенно был утерян изначальный смысл, который я вкладывал в этот текст. (Желающим могу выслать редакторский вариант, но уверяю, удовольствия от чтения вы не получите). А смысл этот вытекал из того, что писать "умные" статьи мне тогда жутко надоело, и хотелось как-то от этого отвязаться, напоследок постебавшись.
Темой для статьи был избран опорный философский текст Льва Шестова "Апофеоз беспочвенности". Названием я избрал "Беспочвенность апофеоза?.."


То, что уже есть, не требует доказательств.
Все доказательства суть попытки чем-то стать.
Доказательство истинно только для самого себя;
оно не свидетельствует ни о чем,
кроме наличия доказательств,
а это ничего не доказывает.

Там все догмы одинаково произвольны,
включая догму о произвольности догм.
/Шекли. Обмен разумов.


Апофеоз беспочвенности... А так ли плохо ходить по земле? Иметь под ногами твердую почву? Так ли нужно, чтобы "сомнение стало постоянной творческой силой" и "пропитало бы собой самое существо нашей жизни"?..

Шестов находит противоречия, слабые места в современных и популярных философских системах, жизни и творчестве известных писателей. Выходит так, что их "мудрости", их представления о том, как надо жить, противоречат друг другу. А это значит, что нет и не может быть общеобязательной истины. Что объективная истина - "удовольствие считать, что вслед за вами все люди повторят ваши суждения". Пытаясь выйти из круга предлагаемых способов описания мира, он сомневается ("философ обязан сомневаться, сомневаться и сомневаться") в том, что хорошее - хорошо, и что плохое - плохо, что "бесполезность и ненужность какой-нибудь мысли, или даже целого ряда, системы мыслей не может служить достаточным основанием, чтобы отвергнуть их".
Любая устоявшаяся концепция его не устраивает. "Нужно усомниться не затем, чтобы потом снова вернуться к твердым убеждениям: это было бы бесцельно; опыт показал, что такой процесс приводит только от одного заблуждения к другому". Он ратует за гибкость, за способность поменять свое мнение, свои суждения, считая, что "последовательность обязательна только для учеников, а не для учителей".

Шестов против размышлений с заранее предугаданным результатом, утверждает, что "из того, что было, решительно нельзя заключать о том, что будет". "Плоской" рациональности он противопоставляет инстинкт, который "никогда не смеется: он просто игнорирует "почему" и ведет человека по самым трудным и непроходимым путям к целям, которые наш божественный разум наверное признал бы нелепыми, если бы умел заблаговременно предугадать их".

Он против любых априорных утверждений, "ибо, кажется, они вызваны общим предположением об осмысленности человеческого существования, а ведь оно дитя наших желаний и дитя, вероятно, незаконное".

Шестов постоянно противоречит сам себе, но этим держится в русле своего изначального посыла - утвердить культ беспочвенности.

Но доводит ли он идею беспочвенности до апофеоза, как заявлено в названии? И чем вызван выбор такой задачи: "навсегда избавиться от всякого рода начал и концов"? В контексте какой цели возникает беспочвенность Шестова? И может ли беспочвенность быть самоценной сама по себе?

"Скептицизму не обязательно быть последовательным." А это значит, что Шестов преследует некую цель. Его не покидает желание познать истину. Ради этой цели он готов разрушить всё, "не боясь боли скептицизма", чтобы затем, там, в полной неопределенности наконец начать познавать "глубокую тайну жизни". Но полноты, апофеоза беспочвенности не может быть там, где есть желание, там, где есть цель. Тотальная беспочвенность - есть уже прекращение всяких поисков, а Шестов только и предлагает их начинать. У него уже есть все ответы, но они ему не нужны.
"Человеческие истины только и годны, что для служебных целей", с издевкой заявляет Шестов. И сам не верит в это. Ему хочется верить в то, что истина - не есть нечто "ограниченное", что истина - это некий абсолютный ответ на все вопросы, нечто абсолютно невероятное, выходящее за любые пределы. "Существует ли последняя истина?" - вновь сомневается Шестов, но для читателя очевидно, что для себя он уже ответил утвердительно на этот вопрос.

Беспочвенность заявлена, но создана лишь интеллектуально, а сам Шестов указывает, что "думать - ведь значит махнуть рукой на логику; думать, значит жить новой жизнью, изменяться, постоянно жертвовать самыми дорогими и наиболее укоренившимися привычками, вкусами, привязанностями - притом, не имея даже уверенности, что все эти жертвы будут хоть чем-нибудь оплачены". Искать истину и искать в процессе мышления - вот главная привязанность и привычка Шестова. И "адогматическое мышление" оказывается лишь новой методологией в этом поиске.

Беспочвенность Шестова не до конца беспочвенная. Ведь без некоторого количества чего-то твердого под ногами невозможно сделать ни шагу. Или может быть мы будем парить в воздухе - как птицы? Но даже птицы не проводят в воздухе все время - периодически они возвращаются в гнездо, чтобы покормить изголодавшихся птенцов. А мы все же не птицы. Мы - люди. И когда мы заносим одну ногу, чтобы сделать шаг, вторая остается на земле.
being_alex

(no subject)

Медведя убивают тем, что над корытом мёда вешают на верёвке тяжёлую колоду. Медведь отталкивает колоду, чтобы есть мёд. Колода возвращается и ударяет его. Медведь сердится и сильнее толкает колоду - она сильнее бьёт его. И это продолжается до тех пор, пока колода не убивает медведя. Люди делают то же, когда злом платят за зло людям. Неужели люди не могут быть разумнее медведя? /Л.Н.Толстой/